post image
Без рубрики

Капризов и Свечников — два пути развития карьеры. Чью дорогу выберут юниоры?

Кирилл Капризов и Андрей Свечников — однозначно сильнейшие российские нападающие нового поколения и ролевые модели для развития будущих юниоров, которые мечтают играть в НХЛ. «СЭ» вспомнил, какой путь прошел каждый перед попаданием в сильнейшую хоккейную лигу мира.

Путь Свечникова — североамериканский, максимально короткий, но крайне рискованный

Впервые об Андрее Свечникове хоккейная Россия во весь голос заговорила в 2016-м. Причем не как о младшем брате Евгения Свечникова, а как о потенциальном претенденте на первый номер драфта-2018 и сильнейшем вингере страны за последние 10 лет. К тому моменту уроженец Барнаула уже выиграл первенство России, играя за пацанов на год старше, просто кошмарил зону «Поволжье» за «Ак Барс-2000» в возрастной категории U16 и в конце сезона заработал приглашение на свой первый ЮЧМ в команду Сергея Голубовича, которая поехала на турнир в американский Форт-Норкс вместо «мельдониевой» сборной Виталия Прохорова.

На всех международных юниорских турнирах Свечников был по-настоящему доминирующим нападающим и практически не проваливался, проводя вся матчи невероятно стабильно. Но куда больше удивляло другое — уже в 16 будущий лидер «Каролины» не уступал в физике соперникам на несколько лет старше и выглядел эдаким мужичком с прокачанным торсом.

И если по молодежи его старшего брата отличали классные руки и неплохое силовое катание, то Андрей с детства выглядел просто совершенным хоккеистом. Звездным нападающим Свечникова-младшего делает его универсальность. Мышление и хоккейный IQ, техника, стартовая и дистанционная скорость, бросок, физика, голевое чутье, чувство паса — все эти компоненты у него развиты настолько одинаково здорово, что выделить его сильнейший навык крайне сложно.

Надо положить лакросс и показать быстроту работы рук? Без проблем. Включить режим бульдозера и протащить шайбу к чужим воротам за счет банального укрывания мощным корпусом? Пожалуйста. Главное отличие воспитанника «Ак Барса» в том, что все необходимые качества для игры в НХЛ у него доведены до элитного уровня.

Несколько лет назад тяжело был представить, что Зинэтула Билялетдинов будет возиться с тогда еще главным русским Next One и хотя бы дозированно давать игровое время в КХЛ. Много ли юниоров открыл один из лучших тренеров страны за годы работы в «Ак Барсе»? Поэтому все изначально понимали, что до драфта Свечников точно уедет за развитием в Северную Америку, и резон покинуть Казань у Андрея точно был. Ну а когда стало известно, что его агентом стал американец Марк Гандлер, который уже не первый год работает с его старшим братом и ориентирован исключительно на экспорт российских юниоров, путь Свечникова к НХЛ стал очевиден.

Именно Гандлер увозил из России Дениса Гурьянова, Валерия Ничушкина и Германа Рубцова, успевших зацепить КХЛ. Однако на драфт Свечникова уроженец Кишинева решил повести по пути другого своего клиента — Ивана Проворова, который в 2013-м с концами уехал из родного Ярославля, отыграл сезон в американской USHL и задрафтовался, будучи представителем канадской CHL.

«В моей ситуации было бы глупо не ехать, раз есть предложение. У меня там брат рядом, осталось два года до драфта. Только плюсы. По возрасту мне еще нельзя играть в молодежных лигах Канады, а Маскегон находится в Мичигане, брат будет в 45 минутах от города. Согласен, что риск, но я не боюсь вообще ничего. Буду усиленно тренироваться, главное — работать больше всех, в любой лиге проявлять себя не только на льду. Основная задача сейчас — это драфт».

Не считаю, что рано. В моем возрасте уехал Ваня Проворов, он сейчас седьмой номер драфта, по-моему, это очень высоко. Год-два, и будет играть в НХЛ, а тогда так же уезжал сначала в USHL, потом в CHL, и вот теперь в первом раунде задрафтован», — объяснял свое решение казанский юниор после ЮЧМ-2016.

Свечников действительно прошелся по дорожке, вытоптанной парнем из Ярославля: отыграл один сезон в «Маскегоне», который после его единственного сезона в американской юниорке начал активно приглашать к себе россиян; затем вынес юниорскую лигу Онтарио, став самым результативным новичком лиги, и пошел на повышение в НХЛ. Правда, в отличие от Проворова, Андрей избежал еще одного сезона в юниорской лиге после драфта и сразу же стал частью «Каролины» Рода Бриндамора, показав, что дорожку в НХЛ можно и чуть-чуть подсократить. Кстати, именно по пути Свечникова Гандлер пытался довести до драфта Ивана Мирошниченко, но в итоге в его планы вмешался коронавирус и закрытые границы, помешавшие теперь уже юниору «Авангарда» уехать в знакомый «Маскегон».

С одной стороны, своей цели Свечников с представителем добились и максимально быстро заехали в НХЛ, а прошлым летом выбили у «Харрикейнз» восьмилетний контракт со средней зарплатой в семь с половиной миллионов долларов за сезон. Практически стопроцентно пример парня из «Каролины» агенты будут использовать как ролевую модель и в дальнейшем, пытаясь подтолкнуть российских юниоров к раннему отъезду в Северную Америку. Вот только вряд ли тот же Гандлер будет вспоминать о том, что ранний отъезд сломал карьеру двум другим его клиентам (формально их увозил в Канаду украинец Ростислав Сагло, который аффилирован с Гандлером) — Дмитрию Жукенову, которого когда-то называли лучшим центровым страны по 1997 году, и Дмитрию Соколову, некогда котировавшемуся по уровню таланта рядом с Остоном Мэттьюсом. И пока первый мечется между основой и фармом «Автомобилиста», второй зажигает в вышке и практически не получает шансов в основе родного «Авангарда».

Ошибки двух омичей при выборе места развития — лишь верхушка айсберга. Примеры, когда необдуманный отъезд в CHL крошит карьеры действительно талантливых парней, исчисляются десятками. Далеко не все в свои 18-20 лет готовы биться за основу в НХЛ. И если хоккеист не обладает талантом уровня Проворова, Сергачева или Свечникова, то минорные североамериканские лиги могут за несколько лет пережевать его и выплюнуть обратно в Россию. Правда, уже в совершенно другом статусе.

Путь Капризова — пророссийский, слегка затянутый, но куда более полезный и менее опасный

В отличие от Свечникова, лидер «Миннесоты» по юниорам не считался диким талантом, который непременно должен звездить в КХЛ. Хотя Капризов с детства не вылезал из сборных страны и региона и постоянно светился перед североамериканскими скаутами на крупных международных турнирах, энхаэловские оценщики всегда выше него котировали еще одного клиента Гандлера Дениса Гурьянова — с ним Кирилл постоянно рубился за звание первого форварда страны по 1997 году. Не самый быстрый, не самый крупный, не самый складный. Зато очень умный, юркий, трудолюбивый и по-хоккейному хитрый. И сейчас сравнения новокузнечанина с тольяттинцем выглядят несколько нелепыми.

Селекционеры говорят, что на драфте Капризов отпугивал не самым динамичным катанием и небольшим ростом, из-за которых его по итогу задрафтовали только в пятом раунде. Неизвестно, делала тогда «Миннесота» выбор пальцем в небо или же, наоборот, осознанно потратила мусорный пик на сибиряка (есть ощущения, что первый вариант куда ближе к правде). Но в конце концов решение бывшего генменеджера «Уайлд» Чака Флетчера оказалось судьбоносным для клуба. Мог ли тогда кто-то из руководства «Дикарей» тогда представить, что под 135-м номером к ним в руки упадет главная звезда клуба на годы вперед?

Путь Капризова в НХЛ — это история постоянного развития и работы над собой. И во многом толчок стремительному прогрессу Кирилла дал не ЦСКА и даже не «Салават», в котором он начал превращаться в звезду КХЛ, а родной «Металлург».

В Новокузнецке не было больших денег, турнирных амбиций и долгосрочных перспектив. Зато у руководства «Кузни» было понимание, что огромные дыры в составе проще заполнять собственными воспитанниками, которые дома получали практически безлимитный кредит доверия и которых потом можно будет выгодно продать. В 16 лет он зажигал в МХЛ, в 17 — дебютировал в КХЛ, стабильно играл в первом звене с Райаном Стоа и Максимом Казаковым и регулярно выходил на большинство, а в 18 — родной клуб не стал сдерживать его рост и продал в «Салават Юлаев» за 80 миллионов рублей.

Что было дальше — еще свежо в памяти: просто потрясающий сезон, переход в ЦСКА по звонку Игоря Сечина и трехлетний контракт с «армейцами», подписание которого понимали далеко не все.

«Да знаете, у «Миннесоты» как-то и интереса особого ко мне не было. Я в каком раунде выбран? В пятом? Думаю, что они про меня сразу и забыли, как выбрали. Только когда меня на чемпионат мира взяли, то зашевелились, с агентом стали разговаривать. Но мы же видели, как «Торонто» обхаживал Никиту Зайцева. Такого и близко со мной не было. Я же в НХЛ все равно попытаюсь поехать. Только не сейчас, чуть позже. Надо сначала все-таки тут поиграть, почувствовать уверенность. Не всегда же даже в КХЛ получается показывать хорошую игру.

Принял такое решение. Конечно, посоветовался с родными. Считаю, так будет лучше для моей карьеры. Особо сильного интереса от «Миннесоты» в последнее время не было. После молодежного чемпионата мира — да, интересовались мной. Передавали через агента, что однажды ждут меня в их клубе. Но лично со мной никто не разговаривал», — комментировал Капризов сделку с москвичами.

Интересно, что на контрасте со Свечниковым российские болельщики, напротив, подталкивали парня из Кузедеево к скорому переезду в «Миннесоту» после первого же сильного сезона в КХЛ за «Салават Юлаев». Впрочем, у семьи нападающего был четкий план развития карьеры Кирилла:

«Два года сыну еще минимум здесь нужно поиграть, а то и три. Я ему говорил, говорю и буду говорить это. Постараюсь уговорить, чтобы никуда Кирилл не дергался. Он со мной спорит — мол, какие три года? Но я считаю, что в 20 лет рано ехать в НХЛ, надо закрепиться в России. Ехать туда нужно созревшим, в 22 года минимум. В любом случае год у нас еще контракт, никуда никто не поедет до его завершения», — объяснял свою позицию отец хоккеиста Олег Капризов.

Благодарен ли Кирилл отцу сейчас? Определенно да. За три года в ЦСКА он выиграл Кубок Гагарина, стал главной русской звездой лиги и одним из героев золотой Олимпиады, превратился из пацана в мужика и уехал в «Миннесоту», когда в КХЛ ему уже нечего было делать. Впрочем, главное, что «Уайлд» подписывали не проспекта, которого в случае чего можно было муштровать в АХЛ, а потенциально первого игрока франшизы. Укати Капризов в Сент-Пол сразу после Уфы, и «Дикари» отнеслись бы к нему как к рядовому проспекту из нижних раундов. Но после трех лет в ЦСКА и получения принципиально иного статуса отношение к нему было соответствующим. Чем не идеальная ролевая модель для молодежи?

Источник: Спорт-Экспресс